Три не сделанных фотографии

Три интересных встречи у меня было во время пребывания в Бердянске. «Встречи», конечно, громко сказано. Это были скорее не встречи, а просто «столкновения» с людьми. Почему именно эти «столклновения» мне запомнились? Не знаю. Так, с разбегу и не скажешь… Может быть позже пойму. Но это другой, как говорится, отдельный «вопрос». Расскажу-ка я пока о самих «встречах».

1. Это произошло в первый же день пребывания в Бердянске.

Приехав в город и оставив сумки в гостинице, мы сразу пошли на пляж. А что время терять? Лето идёт на убыль. Последние жаркие деньки, можно даже сказать часы уходящего лета. Решили, что будем акклиматизироваться непосредственно на пляже.

Вот валяемся мы на пляже, ловим свои солнечные ожоги, я разомлевший лениво оглядываю близ лежащих отдыхающих, и тут вижу бредущего по песочку у кромки воды дядьку. Дядька-дедок. Количество лет – ну больше 50-ти. Так около 60-ти, наверное. Он мелкими шажками бредет по кромке воды, полоскает ножки стало быть. А ножки… А ноги… Таких ног я не видел ни разу. Я ужаснулся. Я не мог отвести взгляда… Я был поражен увиденным: мелкими шажками он волочил свои ноги, которые больше были похожи на ноги мертвеца из фильма ужасов. Ноги ниже колен были усеяны вздувшимися венами толщиной в палец, ближе к щиколоткам и сами ступни были покрыты месивом из вен и кожи синюшно-серого цвета.

«Ни фига себе варикоз!» – подумал я.

Но ещё кое-что привлекло в дядьке мое внимание: на ходу он попыхивал сигареткой. На лице была легкая полуулыбочка-маска, в которой я увидел безысходность в перемешку с радостью смертника, смирившегося со своей участью и получившего право курить столько, сколько хочешь. Сигарета почти обжигала ему палцы, но он не выкидывал её, а всё прикладывал и прикладывал к губам, какими-то механическими движениями.

Переведя взгляд снова на ноги, подумал: «Да, пожалуй, это не только варикоз. Тут уже эндартериитом попахивает. А дедок-то какой стойкий! Скоро ноги отымут, а он с сигаретой не расстается!».

Захотелось мне его сфотографировать. Но застеснялся. Я вообще стесняюсь фотографировать людей. А сейчас жалею, что постеснялся: приходится теперь делать фотографию в письменном виде.

 

Потом я видел его еще раз. Он был, не преувеличу, если скажу так: в окружении пожилой дамы. Да, тетка была одна. Но он был в её окружении. Они стояли в море, по грудь в воде. Она оказывала ему какие-то знаки внимания и заботы, которые я мог расценить, как материнские. Они были столь интенсивными, что он буквально был окружен ими со всех сторон. Создавалось впечатление, что она и перед ним и одновременно сзади него. Видимо, этот человек представлял для неё большую ценность. Возможно, она его любила всем своим женским и материнским сердцем. Он же стоял с выражением лица немного растерянного от обилия внимания ребенка — полностью отдавшийся своей «мамочке» и принимавший её бесконечную заботу посреди моря. Вконец расставшийся со своей самостоятельностью взрослый и уже состарившийся ребенок.

Но! Но! Но!

Как символ капельки отвоеванной свободы от своей супруги-мамаши в руках у него была… сигаретка, которую он часто-часто подносил к губам. И создавалось впечатление, что эта сигарета — соломинка, за которую он пытается ухватиться утопая в море материнской любви, заботы и подчинения.

P.S.

Пока писал, курил три раза. Господи, спаси и сохрани…

P.P.S.

А вот сегодня думаю: а может это он сам? Он сам завоевывал себе такое свое настоящее? Добивался и добился быть вечным ребенком. Разлагающимся, но любимым. Любимым таким какой есть.

 

2. Вторая встреча произошла на приморском бульваре, рядом с набережной.

Мы пообедали в портовой столовой, после чего жена с ребёнком пошли на детскую площадку, а я сел на скамейку – подождать, пока моё чадо выплеснет свою энергию, лазая по всем этим детским сооружениям.

Через плечо была перекинута сумка с фотоаппаратом. Что-то я полез в неё – может быть за сигаретами (сумка эта довольно вместительная). Тут ко мне подошла женщина лет 50-ти на вид. Худощавая, стройная, как-то нарядно одетая. Не по пляжному. И спрашивает у меня: «А вы не фотограф?» Я растерялся. Я то фотограф, думаю, но как-то не так громко это звучит. И что-то начинаю мямлить о своей принадлежности к бесчисленной армии фотографов-любителей. Но мои слова, видимо не интересуют женщину. Она продолжает о своём: представляете, говорит она, третий день пытаюсь сфотографироваться в своем новом платье (при этих словах она делает движение плечом, очень выразительное, всё тело слегка извивается, продолжая двигаться за плечом и её платье переливается на солнце). Я понимаю, что должен обратить внимание именно на платье и более внимательно его разглядываю. Платье было действительно неординарным. Каким-то праздничным, вечерним наверное. Тут и там были пришиты маленькие зеркальца. Из-за этого платье блестело, переливалось, и я бы даже сказал, шло ей, было точно подогнано под фигуру. И женщине это платье явно нравилось.

Она продолжала: вот насилу сбежала от своей мамы – она сейчас в больнице. Показывает мне пухленькую больничную карту. Вот мама болеет и я за ней ухаживаю. Но что это город за Бердянск! Сфотографироваться негде! Сфотографируйте меня! Я вам заплачу. Первым порывом моим было сфотографировать женщину, но я подумал, — а где же я буду печатать фотографии? Это ведь надо париться, искать, поэтому просто предложил женщине продолжить поиски. Всё-таки на набережной должны же быть фотографы. Но женщина прочитав мои мысли, сказала, что уже поругалась в одной фотомастерской.Прождала там фотографа невесть сколько и ушла ни с чем. Поругалась и ушла… Сказано это было с истеричными нотками капризного ребенка.

Из её интонаций до меня стало доходить, что женщина, видимо, слегка не в себе.

Она ещё раз передернула плечом, привлекая внимание к платью, продолжая щебетать про плохой курортный город Бердянск, где нет фотографов. Сидящие рядом со мной на скамейке люди стали подключаться к беседе и судорожно вспоминать, где есть фотомастерские и пытаться объяснить ей как туда пройти. Но поскольку контингент состоял сплошь из приезжих, то путных объяснений не получилось. Все объяснения вылились в некий коллективный жест – «туда». У меня, правда, появился ещё один порыв сфотографировать женщину. Просто так.

Как я сейчас догадываюсь, ей совсем необязательно было получить фотографии. Ей просто хотелось привлечь внимание к своему платью и к себе. Женщине было около пятидесяти лет. Но несмотря на это она была на крепком поводочке у своей мамы. И вот она благодаря тому, что мама в больнице, имеет возможность третий день к ряду вырываться на свободу на часочек… И за это время ей очень хотелось произвести впечатление. Почувствовать себя женщиной хотя бы позируя фотографу…

Но я не сфотографировал. О чем и сожалею. И у меня на память ничего не осталось об этой встрече. И женщине не доставил радости. А мог бы.

 

PS

После того, как женщина удалилась в направлении «туда», искать «своего» фотографа, после того как моё чадо с громкими протестами было оторвано от качелей-каруселей, мы пошли по набережной в сторону своей гостиницы, и тут и там нам встречались по пути фотографы, зазывно предлагающие свои услуги.

 

Третья встреча была не с одним, а с двумя людьми. Парой. Мужчиной и женщиной.

Итак.

Шли мы своей семейкой, если нас можно так назвать, по улице в направлении к морю. Идём себе идём. Сынок что-то лепечет о машинках в парке, мама сыночка и моя жена по совместительству, пребывающая как всегда в странном расположении духа, рассказывает, как она хочет сходить на выставку собак и кошек. Я иду в подпрессованном настроении и мечтаю добраться поскорее к морю, чтобы поплескаться в соленой водичке, а потом пожариться на солнышке. И никуда не идти, а лежать, валяться, ну в крайнем случае сидеть. Всё-таки на море приехали! Что в нашем городе собак нет что ли? Идём, стало быть, идём, вроде бы и вместе и каждый по себе. И тут нас обгоняю двое. Обгоняют и идут себе дальше. А я, да и жена, завороженно смотрим им вслед. И тут дело не в том, что нас обогнали. Нас обгоняли все, кто шел в том же направлении. Наверное даже муравьи: чапали мы медленно – нелегко идти с трехлетним ребенком в одном направлении. Путь наш был извилист – от витрины до витрины, от веточки до прутика. Так вот, дело не в том, что нас обогнали. Дело в том, кто нас обогнал. Это были двое. Мужчина и женщина. И какие мужчина и женщина! Наверное такую композицию можно встретить в комедиях или в комиксах. В жизни, по крайней мере, я встретил такую пару первый раз. Он был толстым. Она худая. Он был ниже. Она выше. И из-за того, что она была худой, он казался ещё толще. Из-за того, что он был толстый – она казалась ещё худее. Если бы встретить каждого из них по отдельности, то прошел бы и не заметил – люди разные бывают. Но вместе они смотрелись калоритно. Такая композиция была одновременно и странной и гармоничной. Глядя на них я испытал желание сфотографировать их, но как всегда постеснялся (хотя, возможно, это и нормально – я не хотел бы чтобы меня фотографировали без моего разрешения). А потом подумал, а что собственно я хочу сфотографировать? Да что, собственно, так привлекло мое внимание?

Женщина с фигурой манекенщицы и мужчина-колобок. Она вся такая фигурная и стройная. А он лысый, пухлый, в рубахе на выпуск, что делало его похожим на шкаф с ножками… Он шел, покачиваясь из стороны в стороны, как ходят тучные люди. Она шла и покачивалась в такт движений его тела, как покачивается водоросль в воде, когда она волнуется. И их совместная походка говорила о том, что они идут вместе. И в принципе даже совсем неважно, куда они идут. Они идут вместе. Вместе настолько, что не смотря на их диссонанс во внешнем облике, на них откровенно приятно было смотреть. Они дополняли друг друга. Что и вызывало ощущение гармонии.

Не знаю, была ли она для него «доченькой». Или он был её «сыночком». Я имею в виду психологические состояния души. Возможно они были двумя «взрослыми» очень сдружившимися людьми, понимающими друг друга. Можно ли назвать эту гармоничность симбиозом или это взрослая эмпатия? Я не психолог, да и судить о людях, не познакомившись с ними, трудно.

Но осталось во мне после этой встречи очень приятное чувство. Было просто приятно видеть, что столь разные по внешности люди нашли друг друга, дополнили друг друга и стали одним целым не потеряв себя, своей индивидуальности.

 

PS

 

А сфотографировать мне их удалось. Правда только сзади. Но не в этот раз. Повезло их встретить в другом месте. Но глядя на фотографию трудно передать, то что я описал. Потому фотку выкладывать не буду.

2009, август

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.