middle_banner

Кому в ЦРБ жить хорошо? (Или история одного увольнения.)

 

В некотором царстве, в некотором государстве, в уездном городе Н., служил я в чине…, а вернее работал инженером по компьютерному оборудованию в центральной районной больнице (ЦРБ). Работал, работал аж 14 лет. А потом уволился. И вот при каких обстоятельствах это случилось.

И началось все с того, что одна из сотрудниц бухгалтерии меня попросила поменять пароли на доступ к базе данных по зарплате. Я спросил: зачем, ведь кроме вас туда никто не заходит? На что мне ответили, что вроде как в соседнем отделе есть любопытные, лазят, что-то там смотрят… Мне это показалось как-то странно. Поскольку соседний отдел — это плановый и как по мне, они все из одной табакерки. Но ведь и я знал пароли и тоже мог посмотреть. Ну и посмотрел, конечно…

Если кто-то думает, что в ЦРБ хорошо жить врачам и другим медработникам, как это логично можно было бы предположить, то он глубоко заблуждается. Давайте вместе посмотрим на то что я увидел.

Но сначала хочу сделать небольшое отступление: я имел доступ к базе данных ЦРБ в соответствии со своим служебным положением: периодически я должен был делать резервное копирование баз данных. Однако, я не давал подписку о неразглашении персональных данных. Тем более, на данный момент я не работаю в этой организации. Тем не менее, чтобы не нарушать закон Украины «Про захист персональних даних»  от 01.06.2010 г. № 2297-VI, я решил не разглашать персональные данные, такие как идентификационные номера, имена и фамилии. И хотя, с другой стороы, согласно Гражданского кодекса Украины части 3 статьи 296 использование имени физического лица с целью освещения его деятельности или деятельности организации, в котором он работает или учится, что основывается на соответствующих документах (отчеты, стенограммы, протоколы, аудио-, видеозаписи, архивные материалы и др.) , допускается без его согласия. Т.е., согласно Гражданскому кодексу, фамилия и имя физического лица не являются персональными данными и позволяется их использование без согласия лица. (И это нормально, без этого невозможна журналистика ни официальная, ни любительская.) В общем, поскольку в Украинском законодательстве нет единой точки зрения на этот счет, то я всё-таки перестрахуюсь и скрою персональные данные. А кому надо, тот догадается…

Но хватит лирики, переходим к самому интересному. Вот распечатки расчетных листков по зарплате с сентября по декабрь 2015 года некоторых сотрудников бухгалтерии:

Сентябрь                     Октябрь                       Ноябрь                          Декабрь

Из этих листков видно, что некоторые сотрудники бухгалтерии получили только в качестве премий и других поощрений (не считая зарплаты) за четыре месяца 2015 года до 21 000 грн. Каждый. Что, согласитесь вполне не плохо в условиях нашего царства-государства. И вполне сравнимо с годовой зарплатой врача. Не говоря уже о прочих.

Узнав такие впечатляющие подробности, я пошел к самому главному шефу и просто спросил — почему такие премии в бухгалтерии? А мне? На что он мне ответил, что «во-первых, такого не может быть». Это произвело на меня еще большее впечатление, т.к. я был уверен, что самый главный шеф должен быть в курсе всего происходящего  в его организации. Я сказал: вам принести распечатки? Он сказал: принесите.

Я пошел за распечатками, размышляя о том, каким образом шеф может не знать о премиях. Остановился в стеклянном переходе между поликлиникой и стационаром. Стоял и думал, как такое может быть, причем регулярно и ежемесячно. Пока думал, увидел, как в его кабинет вошла главный бухгалтер и они стали о чем-то беседовать.  Возможно, про мой визит. Про что там они говорили — мне неизвестно, но на утро пароли уже поменяли и без моего участия (пригласили человека со стороны то ли ночью, то ли утром…) Оперативно …
Но распечатки у меня уже были сохранены и я их отнес, передал через секретаря. Лично встречаться с главным у меня не возникло желания.

Примерно через час мы с ним встретились в коридоре. Он сделал вид, что меня не заметил… Желание уволиться достигло своего апогея и я пошел писать заявление. И оно было подписано без лишних слов.

В принципе, мое увольнение было абсолютно добровольным, никто мне не делал ни прозрачных намеков, ни прямых указаний на дверь. Просто, я понял, что уже не смогу работать в этой организации, где тебя держат за второй сорт, если не за третий… Тем более, что желающие занять твое место всегда найдутся. Успехов им, кстати, и крепких нервов:)

Может быть я что-то не так понял и поторопился с выводами? Возможно. Время, как говорится, покажет.

Единственный вопрос, на который я могу ответить — это откуда берутся деньги на премии. Берутся они, насколько я знаю, за счет экономии фонда заработной платы, который складывается в свою очередь из больничных листов и не заполненных ставок.  Т.е. ставки в штатном расписании есть, но они не заняты, а деньги на них выделяются. Почему не заняты ставки — догадайтесь, как говорится, сами.

Да, бухгалтерия имеет право на премии. Но это право имеет не только бухгалтерия. И то, что кинули каждому перед новым годом — кошкины слезы по сравнению с тем, что бухгалтерия позволила себе.

Ну и еще один момент: у шефа нет никаких премий. Как-то странно даже.

Справедливости ради должен сказать, что я пытался примазаться к этой премиальной кампании. Перед походом к главному, я посетил бухгалтерию и предложил поменять пароли в обмен на премию. Но то ли я был недостаточно убедителен, то ли недостаточно сильно хотел, то ли не сделал правильных движений, но мне дали понять, что надеяться не стоит. И на определенном этапе мне стало противно, т.к. стал походить на попрошайку у парадного подъезда.

у парадного подъезда

Иллюстрация к стихотворению Н.А. Некрасова «У парадного подъезда»

Потом пошел к шефу, чтобы понять откуда ветер дует. Ну а что из этого получилось, я уже рассказал.

Лирикой начал, лирикой и закончу. Как бы я поступил, если бы меня вдруг взяли в число избранных? Вопрос открытый. Я не святой, конечно. Наверное, молчал бы в тряпочку и тихо радовался жизни. Но все произошло так, как произошло. А «в этом мире случайностей нет…»

Кому в ЦРБ жить хорошо? (Или история одного увольнения.): 4 комментария

  1. admin Автор записи

    Некто высказал мысль, что факты сфабрикованы, и вообще статью написал не я, а кто-то другой… ?!
    Ну, по поводу авторства: никто кроме меня не может размещать здесь статьи. А в разделе «Про сайт» написано, кто я.
    Что касается фактов, то чтобы их сфабриковать надо обладать хорошими познаниями в бухгалтерии, т.к. помимо начислений в ведомостях значатся и отчисления, в смысле налоги и т.п. Они берутся не с потолка, а как-то рассчитываются. Как, я даже не представляю. Кто разбирается, пусть проверит, должно все сходиться (если, конечно, сама бухгалтерская программа не врет).
    Да и вообще, помимо этих ведомостей, есть и другие документальные свидетельства, которых нет у меня, но они есть у других… Я — не КРУ, чтобы глубоко ковыряться.
    Я лишь в целом изобразил ситуацию.

  2. Наталия

    Не настолько главный туп, чтоб светиться в документах)) Доблестная бухгалтерия падает грудью на амбразуру, обналичивает через себя. А те кому надо чистенькие. И денюшку получает наличкой. И наверняка заносит в высокие кабинеты да ещё жалеет себя что мало на жизнь остается. Пидо*асы сэр…
    А так вообще чё? Повеселил-порадовал очередным ЗДОБУТТЯМ)))))))

  3. Аноним

    Да у простого работника Н-ской ЦРБ только одна эмоция «ОХ*ЕТЬ» А напрасно вы не написали город, надо чтоб все знали откуда русь начинается

  4. admin Автор записи

    Спустя полгода после того, как эта статейка была опубликована, стал проявляться любопытный эффект. При случайных встречах с бывшими сотрудниками, кто то стал делать вид, что не узнал меня… Другие наоборот, стали более доброжелательны… А кто-то стал делать вид, что стал более доброжелательным. Причем никто из них вообще никак не были упомянуты мной в статье.
    Главные же герои мне пока не встречались. И слава богу! Наверное, испепелили бы, хотя бы в переносном смысле.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.